1. Главная
  2. Статьи
  3. Персона
  4. Михаил Демушкин: «Русское стрелковое оружие считалось одним из лучших в мире…»

Михаил Демушкин: «Русское стрелковое оружие считалось одним из лучших в мире…»

17 августа 2022
98

«Культура оружия» побеседовала с хранителем Тульского государственного музея оружия Михаилом Сергеевичем Демушкиным о появлении на Руси стрелкового оружия и возникновении в Туле в ХVІІ–ХVІІІ вв. одного из ведущих российских оружейных производств. 

— Когда в России появились первые образцы стрелкового оружия?

— Первое упоминание об изготовлении ручного огнестрельного оружия на Руси относится к 1380 г., а самое раннее свидетельство применения пушек на Руси встречается при описании обороны Москвы от войск хана Тохтамыша в 1382 г. 

Огнестрельное оружие на Руси было заимствовано, скорее всего, с Запада и по темпам не уступало передовым в военно-техническом отношении странам. 

Ручное стрелковое оружие в начальный период своего существования мало чем отличалось от артиллерии, в основном размерами, но к середине XV в. оно постепенно становится самостоятельным видом. Его совершенствование непосредственном образом было связано с широким применением на поле боя, когда для удобства меняются форма и габариты оружия, уменьшается калибр и увеличивается длина ствола. 

Дальнейшие коренные изменения связаны с изобретением в начале XV столетия ружейного замка, то есть механизма для воспламенения пороха. Первым таким замком стал фитильный, в котором тлеющий конец фитиля, пропитанного селитрой, зажимали в губках курка и поджигали затравочный, или запальный, порох, насыпанный предварительно на затравочную полку. На Руси фитильный замок называли «жагра».

В XVI столетии на смену фитильному замку приходит колесцовый замок, в котором фитиль заменил пирит или кремень, а потом и ударно-кремневый. Так вкратце началась эволюция стрелкового оружия, продолжающаяся до настоящего времени. 

В XVI в. огнестрельное оружие применяла в основном пехота, ядром которой были созданные при Иване IV стрелецкие полки. Им предшествовали пищальники начала XVI в., то есть стрелки, вооруженные ручными пищалями — так на Руси называли фитильные и кремневые ружья. 

После казанского похода Ивана Грозного 1552 г. численность стрелецких отрядов стала увеличиваться. Для своего времени стрельцы обладали высокой боеспособностью, и во второй половине XVI — начале XVII в. без них не могла обойтись ни одна крупная российская военная кампания. 

— Как возникло на Руси собственное оружейное производство?

— Производство оружия в русском государстве было сосредоточено в местах развитого кузнечного ремесла. Это — Москва, Тверь, Устюжна Железнопольская в Новгородском княжестве. 

Главным центром оружейного производства в XVI — первой четверти XVII века являлась Московская оружейная палата, в которой работали самые лучшие отечественные и иностранные мастера.

Однако со второй половины XVII в. на смену Москве приходит Тула. В возникновении и развитии тульского оружейного производства значительную роль сыграло местоположение города. Здесь в первой четверти XVI в. был построен Кремль — как основная пограничная крепость Большой Засечной черты, возведенной для защиты южных рубежей Российского государства от набегов крымских татар. 

Ручное огнестрельное оружие для защитников Тулы первоначально доставляли из Москвы, но позднее его производство было налажено в самой Туле. Развитию оружейного дела также способствовало то, что на территории Тульского края производилась добыча железной руды, а его леса позволяли получать древесный уголь, необходимый для выплавки стали.

В 1595 г. по указу царя Федора Ивановича 30 тульских кузнецов, выполнявших казенные заказы на изготовление ружей, были поселены в отдельную казенную слободу, с которой и началась история Тулы как оружейной столицы России с ее улицами, сохранившими старинные названия — Ствольная, Курковая, Ложевая, Штыковая, Арсенальная. 

— Что сегодня известно о быте и социальном положении первых тульских оружейников?

— В собрании нашего музея хранятся уникальные документы. Это грамоты царей Михаила Федоровича, Алексея Михайловича и Петра Алексеевича тульским оружейникам, которые жалуют тульским кузнецам, занимающихся изготовлением оружия для «государева войска», новые или подтверждают данные ранее льготы и привилегии. В частности, освобождение от постоев служилых людей в их домах, более высокое жалование и статус по сравнению с городскими кузнецами, возможность беспошлинной торговли своими изделиями, сделанными «сверх урока», и занятий дополнительными промыслами. 

Таким образом утверждался их особый статус как отдельного сословия. Безусловно, они имели и серьезные обязательства, связанные с качественным выполнением государственного заказа на изготовление огнестрельного оружия для российских войск. Кроме того, нельзя забывать, что это было не только очень ответственное, но и очень тяжелое и вредное ремесленное производство, труд, основанный на ручном труде. 

— Сколько единиц оружия, примерно, производилось в то время в Туле ежегодно?

— Мастера казенной Кузнецкой слободы изготавливали, как правило, 2–3 тысячи ружей в год. Но заказы постоянно увеличивались. К концу XVII в. в Туле производили несколько тысяч ружей и пистолетов в год. 

С созданием регулярной армии и началом Северной войны резко возросли и потребности в огнестрельном оружии российского производства высокого качества. 

Царь Петр I придавал огромное значение вооружению войск и предпринимал всевозможные меры для расширения производства оружия, в том числе и за счет создания новых оружейных заводов. 

15 февраля 1712 г. последовал его указ о строительстве в Туле оружейного завода, в котором оговаривался и годовой заказ, составивший 15 тысяч ружей, 500 пар пистолетов, 500 палашных клинков.

В дальнейшем количество оружия, производимого тульскими мастерами, продолжало только расти. 

— Гражданским лицам можно было в то время приобрести тульское оружие или все оно поступало на нужды армии?

— Конечно, тульские оружейники были ориентированы в первую очередь на выполнение государственного наряда по обеспечению российской армии стрелковым и холодным оружием.

Однако, как уже говорилось выше, одной из льгот местных мастеров была возможность делать оружие по заказам для продажи. Как правило, это были охотничьи ружья для знати и царского двора. Сейчас они составляют гордость собраний крупных российских и зарубежных музеев.

С точки зрения российского законодательства гражданские лица могли приобретать гражданские, не армейские, образцы оружия, например, кроме охотничьих ружей, дуэльные и произвольные пистолеты, с середины XIX века револьверы самых различных моделей, целевые винтовки. 

— Насколько оружие отечественного производства соответствовало мировым стандартам качества?

— Конструкция русского стрелкового оружия развивалась в рамках мировых тенденций, на нее заметное влияние оказывали европейские оружейные школы, поэтому на пищалях XVII в., произведенных в разных регионах России, мы отмечаем разные типы ударно-кремневых замков — русский, скандинавский, средиземноморский и другие. К концу этого столетия получил массовое распространение французский батарейный кремневый замок, который господствовал практически до середины XIX в.

Производство ружей и пистолетов для российского войска всегда являлось одной из приоритетных задач государства, принимавшего активные меры по его усовершенствованию. Например, за государственный счет приглашались квалифицированные иностранные мастера.

Безусловно, на значительно более высокий качественный уровень отечественное оружейное производство поднялось в эпоху правления царя Петра I, стремившегося оснастить регулярную армию и флот стандартизированным оружием, которое должны были выпускать казенные заводы, оснащенные передовым для своего времени станочным оборудованием. 

Так, Тульский оружейный завод, созданный по именному указу Петра в 1712 г., был оснащен вододействующими станками для выполнения трудоемких операций, что позволило многократно увеличить количество производимого тульскими мастерами оружия. По своему качеству оно считалось одним из лучших в стране, и Петром Великим было велено принимать его как эталон. 

— Тульским государственным оружейникам разрешалось ставить собственные клейма на оружие?

— Тема клеймения оружия, которое производили на государственных заводах в Туле, Ижевске и Сестрорецке в XVIII–XIX вв., постоянно привлекает внимание исследователей отечественного оружейного производства. К сожалению, до настоящего времени отсутствуют полноценные справочники, где была бы представлена полная информация о российской системе клеймения оружия, трактовке клейм, как, например, это сделано в справочнике барона А. Энгельгардта «Клейма отстрела охотничьего оружия европейских государств». 

Следует отметить, что существенный вклад в эту работу внесли ведущий научный сотрудник Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (Санкт-Петербург) Лила Константиновна Маковская и главный хранитель фондов оружия этого музея Руслан Николаевич Чумак. Результаты их исследований опубликованы и оказывают существенную помощь всем экспертам в области исторического оружия.

Относительно клейм тульских оружейников можно сказать следующее. Дело в том, что тульские казенные оружейники, в отличие от других в России, всегда представляли особое сословие. Начиная с XVII в. правительство представляло им существенные льготы и привилегии, которые способствовали развитию промыслов, одним из которых было изготовление в собственных мастерских охотничьего и произвольного оружия, а иногда и выполнение незначительного по объему государственного заказа. 

Примером тому служит выполнение мастером Петром Гольтяковым, который служил надзирателем замочного цеха казенного Тульского оружейного завода, в своей (!) мастерской партии револьверов Кольта для офицеров военно-морского флота России. И таких оружейников в Туле было немало. Большинство из них приобретало на заводе наиболее трудоемкую в изготовлении деталь — стволы, на площадках которых предприятие устанавливало серийные номера и клейма отстрела. Свое имя мастер ставил уже на готовом изделии, как правило, на казенной части стволов. Такая практика характерна для последней четверти XIX — первой четверти XX столетия. 

На оружии казенного завода XVIII — первой половины XIX века мы встречаем только персональное клеймо браковщика, то есть контролера, и надпись «Тула» в различных исполнениях в сочетании с годом изготовления — практически товарная марка Тульского оружейного завода того времени.

— Как сегодня осуществляется исследование образцов оружия XVII–XVIII вв., находящихся в музейной коллекции?

— Данная работа проводится традиционными способами и методами, начиная с атрибуции образца, его описания, измерения линейных характеристик, определения времени и места изготовления, истории его создания и применения. Для получения максимальной информации используется арсенал вещественных и документальных источников, включая исследуемый образец и сохранившиеся до настоящего времени аналоги. 

Кроме того, изучение оружия как любого другого артефакта предполагает установление его провенанса с момента изготовления, а в качестве музейного предмета — и его легенды, то есть описания «жизни» в музее со времени записи в Главную инвентарную книгу, или Книгу поступлений. 

Значительную помощь в поисках истины оказывают документы. Со штатными, армейскими моделями, которые выпускали оружейные заводы, в этом отношении ситуация относительно благополучная, потому что сохранились фонды предприятий, в том числе и Тульского оружейного завода, к которым исследователи обращаются постоянно. Сложнее обстоят дела с произвольными моделями оружия, которые изготавливали по индивидуальным заказам частные мастера. Их работа, в отличие от крупного казенного оборонного предприятия, фиксировалась в документах менее тщательно. Однако и в этих случаях все не так безнадежно, главное — «не опускать руки», заниматься поиском, анализировать и делать открытия в оружиеведении!

Фото предоставлены Ольгой Ивлевой