1. Главная
  2. Статьи
  3. Персона
  4. Особое мнение психолога Дмитрия Смыслова о «человеке с ружьем»

Особое мнение психолога Дмитрия Смыслова о «человеке с ружьем»

23 октября 2020
481

Дмитрий Смыслов является профессором кафедры педагогики и психологии Московского регионального социально-экономического института, доцентом, кандидатом психологических наук, действительный членом Международной педагогической академии (МПА), членом-корреспондентом Академии имиджелогии (АИМ), почетным членом Ассоциации психологов Подмосковья (АПП), заслуженным работником науки и образования Российской академии естествознания. В интервью «Культуре оружия» Дмитрий затрагивает психологические и социальные аспекты взаимодействия человека и оружия в современном мире.

Дмитрий, как вы считаете, должны ли люди, имеющие оружие в современной России, проходить постоянные проверки у психолога?

Оружие как таковое позволяет почувствовать себя более уверенным, а в ряде случаев и более безнаказанным. Этот момент очень настораживает. Это хорошо заметно по поведению наших людей за рулем. Есть правила дорожного движения для автомобилей «лакшери» класса, для среднего класса и, простите, для машинок типа «Запорожца». Это лишний раз показывает, насколько в нашем сегодняшнем обществе силен сословный менталитет и насколько важной и болезненной может оказаться тема личного превосходства. 

Кроме того, довольно большой процент людей у нас прошел через горячие точки, а человек, прошедший горячую точку, уже никогда не остается прежним в плане психики. Я один раз сам наблюдал, как один из бывших афганцев в Питере стрелял из окна третьего этажа по банкам, которые расставлял специально на улице. И было видно, что на самом деле он не стреляет, а отстреливается от невидимых врагов, и это уже не изменить. Мало того, у нас много мест, где оружие можно просто выкопать. Хотя бы на местах боев Великой Отечественной. И достаточно большое количество такого оружия вполне реально снова привести в боевое состояние. Такая относительная доступность оружия, помноженная на менталитет и негативный жизненный опыт, способна запросто привести к трагедии. 

Возникает вопрос: как фиксировать людей, склонных к проявлениям агрессивного поведения с использованием оружия? За всеми уследить полностью нельзя. А ведь в любом случае это обязательно как-то проявится. Особенно у людей аффективного склада. 

Помните, как в фильме «Мимино» главный герой, которого Кикабидзе играл, когда ему потребовались деньги, отправился продавать покрышки. Внезапно он встретил своего старого врага и сразу пошел его топить головой в унитаз за прошлые грехи. Вот пример чисто аффективного поведения. И если бы там было оружие, то вообще неизвестно, чем бы дело закончилось. И самое плохое заключается в том, что такой аффективный компонент проявляется не сразу, а с течением времени, и его возникновение невозможно спрогнозировать, поэтому в случае с оружием помимо психиатра необходимы также регулярные проверки у психолога. 

Человек, имеющий доступ к оружию, нуждается в некотором контроле. Я не готов ответить, как этот контроль следует осуществлять. Может быть, в форме каких-то ежегодных психологических консультаций. Существует несколько техник психологического мониторинга, которые можно применять мягко ко всем владельцам оружия, без тотального видеонаблюдения и других подобных вещей. 

Мы должны помнить, что психиатр работает уже с вариантами отклонений. Он фиксирует: есть такие отклонения или нет. Психолог же может зафиксировать нарушения, которые пока еще в пределах нормы. Но в том то и дело, что в пределах нормы они, как правило, до определенного периода. 

Раз в год это не слишком мало? Может быть, следует сделать контакты с психологом более частыми? 

Думаю, раз в год было бы вполне достаточно. Динамический стереотип, который формируется, он в принципе устойчив на протяжении длительного времени. Это могут быть недели, это могут быть месяцы. Но хотя бы раз в год желательно мониторинг проходить. В чем такие мониторинги обычно заключаются? Как правило, это анализ высказываний, анализ может быть письменных каких-то документов, которые, если что, помогут выявить первые признаки возникающих психических отклонений. Ведь человек с виду может вести себя абсолютно нормально, но внутри у него могут накопиться какие-нибудь обиды, переживания, которые вполне способны стать причиной срыва. И задача психолога предупреждать такие вещи. 

Многие владельцы оружия в России уверены, что к обращению с ним детей надо приучать с детства, а на настоящие стрельбы брать уже с 12 лет. Ваше мнение на этот счет?

Здесь все неоднозначно. Во-первых, надо смотреть, к какой культуре человек относится. Это может быть связано как с национальными традициями, так и с местом проживания. На Крайнем Севере, наверное, владеть оружием ребенку нужно хотя бы потому, что в тундре человек даже сегодня является всего-навсего частью животного мира и не более того. А белому медведю иногда бывает сложно объяснить, что ты невкусный. Если мы говорим, о южной части России, где оружие является важной культурной составляющей жизни, то тут тоже, наверное, доступ детей к нему может быть упрощен.

Особое мнение психолога Дмитрия Смыслова о «человеке с ружьем»

Фото с сайта nydailynews.com

А вот в крупных мегаполисах я бы очень настоятельно давать оружие в детские руки не рекомендовал. Потому что мегаполисы подразумевают под собой постоянное или очень частое нарушение интимного и личного пространства. Это сильный внутренний стресс, накопление некоторого внутреннего аффекта и потребность немножко отыграться на ком-то или на чем-то. В таких случаях оружие легко может стать катализатором возникновения серьезных проблем. Поэтому в условиях мегаполиса держать оружие в доме, где есть дети, я бы очень и очень не советовал. 

Если дело касается секции, когда ребенок получает оружие на время и занимается стрельбой под руководством тренера, — никаких проблем нет. В стрельбе, как спорте, я не вижу ничего плохого совершенно. Наоборот, спорт всегда формирует в человеке очень достойные навыки и качества, укрепляет в том числе и психику в целом.

Как вы относитесь к оружию, как к способу снять стресс? Пришел человек в тир, пострелял, отвел душу. Глядишь, и все намечающиеся патологии прошли. 

Понимаете, в наше время смещается понятие нормы и патологии. То, что раньше считалось некоторой первичной тенденцией к отклонению, сейчас становится нормой. И это смещение происходит не в лучшую сторону. Усугубляется количество стрессов, неопределенностей. Человек начинает сталкиваться с новыми реалиями, к которым он оказывается абсолютно не подготовленным. В силу этого взять оружие и пойти куда-то пострелять… Хорошо, что он пойдет в тир. А ведь может пойти в кинотеатр. К сожалению, в нашем мире тотальной манипуляции сознанием резко возросло число идейных фанатиков. Они и раньше были, можно вспомнить, допустим, бомбистов и террористов, покушавшихся на царей в ХІХ веке. Так вот, сейчас их значительно больше, и многие из них, к сожалению, не нашли себя в социуме в должной степени и пытаются себя реализовать согласно своим, несколько оторванным от реальности идеалам. Достаточно вспомнить, как в 2019 году мужчина, считавший себя ультраправым расистом, расстрелял в Новой Зеландии прихожан двух мечетей. В результате погибли более 50 человек. 

Еще одна проблема, с которой сегодня сталкивается общество, — недоразвитие эмоций. А когда человек недополучает эмоции в детском и подростковом возрасте, он не очень способен понять, распознать эмоции, переживания в других людях. И очень часто начинает воспринимать окружающих как неких абстрактных персонажей. В первую очередь это происходит благодаря компьютерным играм. В результате человек с недоразвитыми эмоциями очень часто неспособен вести себя гуманно. Студентам я обычно привожу в качестве примера американских летчиков, которые в 2000 году бомбили Белград. Впоследствии многие из них утверждали, что они бомбили не людей, а цели. Им даже в голову не приходило задумываться, а были ли там внизу реальные люди. 

Такая недоразвитость эмоций сегодня также привела к активному росту инфантилизма. Люди стали гораздо позже взрослеть, позже создавать семьи, заводить детей. Мало того, они стали бояться своего возраста и стараются выглядеть как можно моложе. И все стараются избегать целей и задач конкретного возраста, в котором они находятся. То есть в итоге — также оказываются до конца неспособными адекватно воспринимать окружающую их реальность. 

И вот каждый из перечисленных мной только что факторов, как показывает практика, запросто способен превратить нормального, на первый взгляд, человека в беспощадного убийцу своих ближних.

Что же вы, как психолог, можете порекомендовать в нашей непростой ситуации? Не запрещать же оружие совсем.

Я считаю, что совсем нелишним было бы разработать некий кодекс обращения с оружием для всех граждан. Наподобие кодексов чести царских офицеров. И требовать его обязательного изучения, особенно молодежью. Такой кодекс должен помимо законодательной информации и правил техники безопасности обращения с оружием содержать в обязательном порядке и свод нравственных норм. Например, понятие цели работы с оружием. Если целью является укрепление внутренней самодисциплины или достижение успехов в спорте — это приемлемые цели. Если ваша цель выделиться среди окружающих — до оружия вы еще не доросли. Оружие должно позиционироваться как некий показатель чести, так же, как для морского офицера кортик, допустим. Подобное отношение оно вполне уместно. Человек, который уважительно относится к оружию, также уважительно относится и к мыслям в своей голове. Это очень четко проявляется. 

Может быть, то, что я сейчас говорю, и звучит несколько наивно, но я уверен, что если продумать такой документ, сделать его в меру романтичным и красивым, он сможет дать ощущение некоторой, избранности, допуска к чему-то важному, снизить желание самоутвердиться в плохом смысле этого слова.

Особое мнение психолога Дмитрия Смыслова о «человеке с ружьем»

Фото с сайта youtube.com