1. Главная
  2. Статьи
  3. Персона
  4. Дмитрий Стрешинский о своем уникальном хобби и инновационных разработках в области создания стрелкового оружия

Дмитрий Стрешинский о своем уникальном хобби и инновационных разработках в области создания стрелкового оружия

11 марта 2021
451

Дмитрий Яковлевич Стрешинский владелец и учредитель оружейной компании ARSENAL FIREARMS, а также компании MINIATURE ARSENAL – уникального производства по созданию миниатюрных действующих моделей оружия и запатентованных боеприпасов к ним.

Почему вы решили заниматься миниатюрным историческим оружием? 

Когда я был маленьким, мой дедушка повел меня в Артиллерийский музей в Ленинграде. Причем мы как-то попали в музейные запасники. Там я увидел три винтовки Мосина, которые выпускники Императорской инженерной академии делали в качестве дипломной работы. Они все были выполнены в масштабе один к трем. Все были рабочие, с боеприпасами, могли стрелять Я узнал, что в 1900 году их отправили на Всемирную выставку в Париже, где они получили золотую медаль. Их потом даже подарили царю. Они настолько поразили мое воображение, что я вынашивал детские планы похитить их из музея. Потом я долгие годы совершенно никакого отношения к оружию не имел. Лишь в начале 2000-х, когда я завершил регулярную профессиональную деятельность, я решил заняться хобби и реализовать детскую мечту. Так возникла компания «Арсенал Миниатюр».

А как вам удалось собрать команду? 

В свое время мне посчастливилось познакомиться с коллективом ремонтной мастерской музея Вооруженных сил. Там всегда работали люди, совершенно гениально понимающие оружие, и при этом они как раз и создавали миниатюрные модели стрелкового оружия. Правда, все это было кустарно и в единичных экземплярах. Особых возможностей у них не было, и они делали модели просто так, для себя. Я увидел это и предложил создать компанию. 

Что оказалось самым трудным в организации такого бизнеса?

Особых сложностей не возникало, так как у меня уже было самое главное: команда профессиональных, разбирающихся в вопросе людей. Оставались лишь технические моменты типа аренды помещения у Министерства обороны. Но это было несложно. Мы просто взяли на себя полностью поддержку музея. Помогаем делать ремонтные, реставрационные работы и многое другое. Например, мы оплатили реставрацию Знамени Победы. И музей к нам отнесся правильно, и Министерство обороны отнеслось очень хорошо.

А кто решает, какие конкретно модели оружия вы будете воспроизводить? Существует какая-то стратегия формирования коллекции

Никакой стратегии не существует. Все определяет спрос. Я достаточно состоятельный человек и организовывал компанию «Арсенал» изначально не с целью получения прибыли, а в качестве хобби. Делал те модели, которые нравились мне. Потом я показал своим друзьям. И народ просто взвыл: «Я тоже хочу такое же». Чтобы от меня отстали, я однажды кому-то наобум сказал: «Слушай, это очень дорого. Пистолет миниатюрный стоит 15 тысяч долларов». На что мне ответили: «Отлично! Давай!» Тогда я понял, что это бизнес и мои модели можно продавать как ювелирные изделия. Появились аксессуары, шкатулки, вышитые мешочки и тому подобное. 

Мы разработали символику, упаковку, дизайн сопутствующих аксессуаров. Сегодня мы производим в общей сложности разных моделей около 500 штук в год. Часто делаем коллекции. Однажды пришел человек и говорит: «Слушай, ты делаешь фантастические вещи. Я фанатик оружия Гражданской войны в Соединенных Штатах и хочу иметь модели всего стрелкового оружия того времени, от Кольта до ружья Генри». И мы начали кропотливо создавать коллекцию уменьшенных копий американского оружия. Сделали порядка 40 изделий и преподнесли заказчику в застекленных коробочках, чтобы он мог повесить наши работы в своей библиотеке. В итоге человек заплатил нам около 3 миллионов долларов. 

Вы к каждой вашей миниатюрной модели изготавливаете боеприпасы?

Конечно. Но поскольку такие вещи должны соответствовать действующему законодательству, мы придумали боеприпас, который был сертифицирован Экспертно-криминалистическим центром МВД России как не являющийся оружием. Но при этом все механические части работают. То есть пуля вылетает, но даже пробить человеческую кожу не может. 

Теперь давайте поговорим о вашей работе над настоящим оружием. Вы также разработали уникальную систему запирания ствола AF-Speedlock, что привело к созданию оружейной компании ArsenalFirearms Group. В чем уникальность этой разработки? 

Это просто новая система запирания, которая позволяет экономить значительное количество времени во время стрельбы. Может быть, это доли секунды, но тем не менее это очень важно. В нашем случае запирание происходит не методом перекоса ствола, как в системе Браунинга-Петера. У нас запирающая личинка ходит вниз — вверх, и ствол работает линейно. То есть не перекашивается. Таким образом, отброс ствола и отдача намного меньше. Собственно, в этом и заключалась инновационность. С использованием этой системы нами был в России разработан пистолет «Стриж», но в конечном счете он так и не попал в серийное производство. В принципе, я понимаю почему. Представьте себе: еще со времен СССР десятилетиями над созданием короткоствольного оружия работали огромные компании, большие конструкторские бюро. 

И вдруг появляется какой-то практически одиночка, который меньше чем за год разрабатывает очень хороший пистолет, который получает прекрасные отзывы. Мы прошли все испытания, и наш «Стриж» перестал работать лишь в камере запыления. Но в ней также не работал и ни один российский или западный пистолет. Но в моем случае из этого начали раздувать историю, и я понял, что в Российской Федерации мне свою деятельность на этой ниве лучше прекратить. 

Уже за рубежом вы сделали пистолет Strike One, а затем выпустили новую модель Strike В. Каковы ее основные преимущества?

Во-первых, компактность. Во-вторых, идеальная взаимозаменяемость всех частей. Сегодня существует буквально один процент оружейных компаний, которые производят изделия с полной взаимозаменяемостью деталей. А это очень важный момент. В Швейцарии, когда хотят принять на вооружение новое стрелковое оружие, то берут 50 его экземпляров, разбирают полностью, разбрасывают детали, а потом собирают. Если хоть одно изделие не удается полностью собрать — поставщик получает отказ. Все детали нашего Strike Bполностью взаимозаменяемы. 

Ваша компания также прославилась созданием юбилейной двуствольной версии «Кольта-1911». Можно несколько слов об этом?

В 2010 году мы думали, чтобы такое сделать, чтобы привлечь внимание к нашей компании. Приближалось столетие «Кольта-1911». Мы решили: раз кольт разменял второе столетие, давайте второй ствол сделаем. Будет прикольно. 

В 2011 году мы показали нашу новинку на международной ярмарке IWA&OutdoorClassics в Нюрнберге. Люди подходили к стенду, смеялись, крутили пальцем у виска. Сегодня никто уже не смеется, потому что мы продаем примерно 4–5 тысяч этих пистолетов в год при начальной цене $3,5 тыс. за штуку. Это, конечно, коллекционная модель и не имеет реального практического применения. Но ее привлекательность заключается как раз в ее необычности. Наши двуствольные кольты снимались в фильмах про Джеймса Бонда, бесчисленном количестве сериалов. Крупные оружейные компании платят большие деньги, чтобы их оружие «засветилось» в голливудских блокбастерах. Я же не заплатил ни разу ни одной копейки кинопродюсерам. Наоборот, съемочная группа «Бонда» сама купила у меня 20 пистолетов. 

В заключение нашей беседы можно несколько слов о ваших будущих планах?

Сейчас мы работаем над суперкомпактным пистолетом типа Glock-43. Но об этом рано еще говорить. История только начинается.

Фото из личного архива