1. Главная
  2. Статьи
  3. Персона
  4. Григорий Бондарев о работе современного охотничьего хозяйства

Григорий Бондарев о работе современного охотничьего хозяйства

7 июня 2022
48

Одним из основных назначений гражданского оружия, является охота. Добыча зверя для пропитания, защита домашних животных и посевов от посягательств хищников всегда требовали специальных навыков и инструментов. Но с развитием огнестрельного оружия и общим ростом коллективного хозяйства, снявшим с большинства жителей планеты необходимость добывать пропитание собственными руками, не превратилась ли охота из необходимости в сомнительное развлечение со ссылкой на традиции и зов предков? Андрей Федоров поговорил об оружии, охоте и охотничьих угодьях с человеком, который знает об этом практически все и готов поделиться своим опытом с читателями нашего портала. Знакомьтесь: Григорий Бондарев, директор новокуйбышевского охотничьего хозяйства «Пойменное», охотник, егерь, лесничий, страстный любитель природы, стрелок-спортсмен. 

А. Ф.: У многих россиян понятие охотничьего хозяйства до сих пор упорно ассоциируется с обстановкой и персонажами фильмов об «особенностях национальной охоты». Давайте сегодня разберемся, что же такое охотхозяйство на самом деле?

Г. Б.: Охотничье хозяйство — это юридическое лицо, осуществляющее свою деятельность на основе охотпользовательского договора с государством или на основании лицензии. Необходимо начать сначала: объекты охотничьего мира, то есть все дикие животные, принадлежат государству, и охотпользователь (охотничье хозяйство) на основании лицензии ведет охотхозяйственную деятельность. Это, в первую очередь, биотехнические мероприятия, направленные на увеличение поголовья лосей, косуль, кабанов и других животных. То есть вывоз кормов, охрана от браконьеров и хищников, регулировка численности самих животных для избежания перенаселения, осуществление оральной вакцинации плотоядных и многое, многое другое. Там, где охотничье хозяйство ведется хорошо, по всем правилам и нормам, зверя много. 

Сегодня без надзора животным не выжить, как, например, без присмотра нельзя оставить свое имущество в городе. Его попросту украдут. Так и в лесу без надзора выкрадут все, в том числе и сам лес. Как и стрельбища, существующие за счет стрелков, охотничьи хозяйства существуют на деньги охотников. На эти деньги мы растим животных, контролируем их численность. Если животных станет меньше, мы на время запрещаем охоту и восстанавливаем популяцию. Если же животных становиться больше, это тоже плохо, они чаще выходят на автострады и становятся жертвами в ДТП. Иногда при перенаселении в лесу, движимые поиском пищи, животные выходят в населенные пункты, где нарушают уклад местных жителей, причиняя ущерб или нападая на людей. Кстати, в ДТП с диким животным всегда виноват автолюбитель, и он выплачивает государству причиненный ущерб. 

Так что мы ежедневно заботимся о животных на закрепленной за нами территории, это смысл нашего существования. Мы не допускаем условий, при которых численности наших животных может грозить критическое снижение. Исключение здесь — африканская чума свиней. Она не опасна для человека, но смертельна для свиней и кабанов. За три дня стадо погибает, вакцины нет, только регулирование численности или тотальный отстрел спасает от распространения этого заболевания.

А.Ф.: Что же вы предпринимаете, если случается такая беда?

Г. Б.: Ездим в соседние охотхозяйства, ловим, покупаем у заводчиков породистых кабанов, привозим к себе и растим поголовье. 

А.Ф.: Вы их лечите, кормите и защищаете. Не жалко, что потом какой-то охотник застрелит одного из ваших питомцев?

Г.Б.: Люди — по своей природе хищники. Опровергать этот биологический факт не имеет смысла. Мужчина должен ходить на охоту точно так же, как женщина вести домашний быт. Нужно помнить, что самая древняя профессия — это охотник. Именно охоте обязан наш мир своим выживанием. Да, мы организуем охоту, но мы контролируем этот процесс, реализуя древние инстинкты по цивилизованным правилам, не допуская снижения численности того или иного животного. Но и нам бывает ужасно жалко, когда неопытный охотник, не отличив пол животного, допускает смертельный выстрел по самке кабана. Это настоящая трагедия для хозяйства, и за это существуют очень серьезные штрафы. У кабанов матриархат, и самка держит семью, а иногда и несколько семей.

А.Ф.: Давайте представим гипотетическую ситуацию, когда отстрел животных будет полностью запрещен и охоту запретят как класс. Чем это чревато для нашей обычной городской жизни? Что измениться? Охотничьи колбаски пропадут с прилавков?

Г. Б.: Городскому жителю сложно представить реальную жизнь в лесу, где не чистят снег, нет крыши и розеток с WiFi. Информацию о диких животных он получает из диснеевских мультфильмов и кино типа упомянутых вами «Особенностей национальной охоты». В первом случае горожане пытаются покормить встреченного ими на прогуле в лесу «бемби» и закономерно получают жестокие травмы от рогов и копыт, если им не повезет и животное просто не убежит, разочаровав очередного «любителя братьев наших меньших». Персонажей же знаменитой комедии в реальности неминуемо ждало бы пожизненное лишение права охоты. Не только за употребление спиртных напитков, но и за десяток других серьезных нарушений. Нельзя, например, стрелять по утке с лодки, если она движется, нельзя стрелять по неясно видимой цели, нельзя бросать в воду взрывные устройства и т. д. Что же касается тотального запрета на охоту… В недавней истории человечества известны такие случаи. Запрет охоты, как правило, ведет к полному истреблению животных браконьерами, собаками и болезнями. Либо наоборот, дикие животные начинают размножаться бесконтрольно. В любом случае периоды тотальных запретов всегда заканчивались очередным призывом человека с ружьем — специалиста для восстановления нарушенного баланса сил.

А.Ф.: Кстати, в Швеции недавно был скандал: зоозащитники нашли в сети фото, выложенное одним охотником, который утверждал, что за три дня он с друзьями «добыл» 150 оленей. Это объявили геноцидом в одном отдельно взятом охотхозяйстве и пытались наказать организаторов и охотников. Как вы это прокомментируете?

Г. Б.: Нужно сразу отметить, что в данном конкретном случае речь шла не об охоте, а о регулировании численности популяции при помощи охотников. Застрелить 150 оленей — это каторжный труд, ведь столько мяса необходимо переработать, ошкурить тушу, утилизировать останки, заморозить и упаковать мясо. Целая история. И зоозащитники сильно вывернули ее наизнанку. На самом деле охотхозяйство в Швеции вырастило оленей для сети ресторанов, и каждый олень на момент добычи уже имел покупателя. При этом охотхозяйство продало путевки норвежским охотникам, которые выследили и добыли этих оленей за солидные деньги, позволившие охотпользователям продолжать свою деятельность. Да, перегибы случаются везде, но что скажут те же «зеленые», принявшие ФЗ № 498 в России, который запретил безвозвратный отлов диких собак, в том числе и в охотугодьях? Это привело к чудовищным потерям среди животных и птиц в охотничьих хозяйствах по всей России. Мало кто из зоозащитников понимает, что дикая собака не друг человека! Цель ее жизни — охота ради развлечения и очистка территории от чужих форм жизни. Не боясь человека в отличии от волка, свора собак может, весело виляя хвостами, несколько дней убивать косулю, а затем, не съедая ее, загнать следующую, и еще, и еще, и еще. Тысячи косуль, десятки тысяч кабанят, лосят, утят, зайчат, сусликов стали жертвами этого закона от безответственных людей, которыми движут эмоции, а не разум!

Вот вам некоторые цифры: лисий выводок (семья) съедает тонну мяса в год! Добыча лисы вовсе не заяц, это мыши, птенцы и детеныши животных. Представляете, сколько их гибнет для пропитания одной лисьей семьи, а лиса меньше собаки и ест меньше. Собака настоящее бедствие для охотников России, боль, которую ни увидит ни один чиновник, а тем более «зоозащитник».

А.Ф.: По моему опыту, людям, не знакомым с охотой, кажется весьма сомнительной потребность взрослого успешного человека пойти в лес и там застрелить что-то живое. Тем более за деньги. С этой позиции охота выглядит очень некрасиво. А как видите ее вы?

Г. Б.: Охота — это в первую очередь выезд из города и возможность оказаться один на один с матерью природой. Возможность созерцать рассветы и закаты, пробуждение природы весной, морозную тишину зимнего леса, разливы рек, осенний мелкий дождь. Охотник смакует каждое мгновение и запах, он выслеживает зверя, страсть движет им, заставляет чувствовать приятную дрожь в руках и коленях. Охотник изучает повадки животного, читает след, приобретает знание о местах обитания, получает опыт. Настоящий охотник без нужды не выстрелит по зверю, я часто вижу зверя, но стреляю, лишь когда есть необходимость. 

Как и в общении с женщиной, настоящий охотник-мужчина может долго и красиво вести игру со зверем — обольщать и тонко ухаживать, и его умелые и искусные действия приведут его к результату. Напротив, браконьер — как насильник, берущий женщину грубо, не имеет ничего общего с настоящей охотой, и его поведение карается законом, вызывает презрение настоящих мужчин.

Как опытный охотник скажу, что просто застрелить осторожное животное сложно, его необходимо выследить, знать его повадки и места обитания, пожить хоть немного по неписанным правилам дикой природы. И это все до выстрела. Да и выстрел тоже не является финалом охоты, хотя хороший охотник сделает его так, чтобы зверь не испытывал страданий и дошел быстро. Добытого зверя необходимо доставить в место разделки, правильно освежевать, не повредив шкуры или мяса. Это настоящий труд и даже искусство.

А.Ф.: Как вы уже упомянули сегодня, охота — это хобби не из дешевых. Сколько стоит быть охотником?

Г. Б.: Самое дорогое в праве называться охотником — это время, которое вы можете посвятить этому неспешному делу. Все остальное, как и у любых увлеченных людей, можно купить в магазине. Ружье и патроны, разрешение на добычу и т. д. Минимум как и максимум у каждого свой. У кого-то винтовка стоит под миллион. А в моем сейфе стоит ружье 16 калибра, купленное мной в прошлом году за 700 рублей, оформить разрешение тогда стоило кратно дороже этой цены. Разрешение на добычу утки в среднем 3000 рублей. 

А.Ф.: В чем, на ваш взгляд, главная причина браконьерства. Люди не хотят платить или незаконная охота щекочет нервы?

Г.Б.: Браконьеры — это преступники, а не охотники. Это все равно, что серийных убийц называть стрелками.

А. Ф.: На днях Государственная дума лишила депутата Валерия Рашкина мандата за незаконную охоту в пьяном виде. Как это повлияет на прочих любителей пострелять незаконно?

Г.Б.: Рашкин совершил преступление, за это и понес наказание. Считаю, это послужит примером для остальных. Хорошо, что он наткнулся на честных и принципиальных егерей, которых не смог коррумпировать. В моем охотничьем хозяйстве у браконьеров нет шансов дать мне взятку, я в любом случае привлеку их к ответственности и прослежу на всех этапах, чтобы он не ускользнул от ответственности. Сам всегда выезжаю на такие суды, дожимая их до конца, чтобы эти люди никогда больше снова не пришли в лес, который не уважают.

А. Ф.: Как пандемия повлияла на отрасль в целом и на ваше хозяйство в частности?

Г. Б.: К сожалению, негативно. Но даже не сама пандемия, а необдуманные решения чиновников. Охоту запретили. Почему? Сложно сказать. Но в результате мы остались без законных средств к существованию. Ситуацию, как всегда, спасали личными накоплениями и с помощью друзей — настоящих охотников, понимающих, что не получив средств от продажи разрешений, мы не сможем покупать корма на зиму и бензин для патрулирования и охраны.

А.Ф.: Охота и оружейная культура. Как, на ваш взгляд, эти понятия связаны друг с другом?

Г.Б.: Эти два понятия всегда будут идти рука об руку. Будучи стрелком, я точно знаю, что мало стрелков-спортсменов ездят на охоту, им куда интересней стрелять по бумажным или металлическим мишеням. Но те спортсмены, которые любят охоту, благодаря своему мастерству на охоте не допускают появления подранков. Не допускают алкоголя на охоте, неуважения к лесу, земле, своим коллегам. Любовь к природе и к охоте прививается с детства, как и оружейная культура. От отца к сыну, от деда к внуку. Иногда мы встречаем тех, кто на охоту пришел за компанию, как дань моде, чтобы быть как другие, не понимая ни сути процесса, ни культурных основ этого явления. Такие редко задерживаются в лесу, а чаще просто изгоняются. Именно эти люди являются источниками опасности и причиной несчастных случаев на охотах. И мы всегда приветствуем привлечение охотниками своих детей к этому хобби, вовлечение их в охотничью жизнь, их знакомство с лесом и оружейной культурой как частью всего этого.

Фото Андрея Федорова